Клинические примеры диагностики и терапии ВИЧ- инфекции у детей раннего возраста

Сентябрь 01, 2015 By: admin Category: Разное

Клинические проявления ВИЧ-инфекции у детей в возрасте до трех лет отличаются своеобразием. Возможно, это связано с недостаточной развитостью иммунной системы. Приводим собственные наблюдения.

1. Ребенок И. В. родился 27.04.99 г. в городе Новороссийске Краснодарского края от четвертой нежеланной беременности, вторых родов (уличных). После родораз- решения мать от ребенка отказалась.

Из скудного анамнеза, собранного по месту жительства, удалось уточнить, что мать ребенка эпизодически употребляет психоактивные препараты, ВИЧ-инфициро- вана, в феврале 1999 г. перенесла сифилис. Во время беременности гинекологом не наблюдалась, профилактику АЗТ не получала.

Поступления состояние пациента тяжелое, были диагностированы перинатальная энцефалопатия, ПНРВ, кожно-геморрагический синдром, коньюгантная желтуха. Масса ребенка составила 2950 г,, а длина тела — 49 см. При рождении был выявлен положительный результат ИФА и 18.05.99 г. положительный иммуноблот (выявлены антитела к белкам ВИЧ-1 gp 120, gp 41, р 31, р 24, р 17 (к 18.09 иммуноблот стал сомнительным, выявлены лишь gp 160, р 55). Ребенок получал общеукрепляющую, симптоматическую, антибиотическую, антиретровирусную терапию по схеме перинатальной профилактики (ретровир по 0,6 мг 4 раза в день). По улучшении состояния больной в возрасте 8 дней для дальнейшего обследования и лечения переведен в инфекционную больницу.

В инфекционной больнице пациент получал ретровир по 2 мг/кг массы тела 4 раза в день в течение 6 нед. Мальчик в возрасте одного месяца получил превентивное лечение по поводу сифилиса в возрастной дозировке и до трехмесячного возраста неоднократно осматривался венерологом.

Для проведения дифференциальной диагностики между перинатальным контактом по ВИЧ-инфекции и врожденной ВИЧ-инфекцией ребенок 23.07.99 г. (в возрасте 7 мес) переведен в РКИБ.

При поступлении в отделение состояние ребенка расценивалось как удовлетворительное. Вместе с тем, тургор тканей был понижен, подкожно-жировой слой истончен. Определялось увеличение всех групп лимфоузлов, размеры их колебались в пределах 0,3-1 см (самые большие — подмышечные, самые маленькие — затылочные). Диагностирована умеренная гепатоспленомегалия. На этом фоне определялся повышенный мышечный тонус нижних конечностей.

Из лабораторных показателей обращали на себя внимание сниженный уровень гемоглобина (до 99 г/л), повышение уровня Ig А до 1,91 мг/мл (в норме 0,36-1,65 мг/мл) и Ig G до 17,6 мг/мл (в норме 3,5-11,8 мг/мл), снижение индекса дифференцировки до 0,44 (количество СВ4-лимфоцитов составило 11% — 0,779х109/л, CD8 — 25% — 1,770х109/л). В иммуноблоте, определенном с помощью тест-системы «New Lav Blot 1», определялись структурные белки env — gpl60, gpll0/120, gp41, gag — р55, р40 (слабо), р25 (слабо), р18, pol — р68 (слабо), р34 (слабо).

Указанные лабораторные показатели позволили заподозрить у больного наличие врожденной ВИЧ-инфекции.

При осмотре невропатолога у пациента были диагностированы перинатальная энцефалопатия сочетанного ге- неза в восстановительном периоде, пирамидная недостаточность. Окулистом глазной патологии не выявлено.

Проведенная полимеразная цепная реакция в анализе от 08.12.99 г. дала положительный результат, что позволило подтвердить у ребенка диагноз ВИЧ-инфекции.

В динамике у пациента продолжали сохраняться лабораторные показатели. Так, 19.01.2000 г. снижение индекса дифференцировки было 0,59 (количество СБ4-лим- фоцитов составило 17% — 1,009х109/л, CD8 — 29% — 1,721х109/л).

На этом фоне сохранялась задержка психомоторного развития, клинические проявления перинатальной энцефалопатии сочетанного генеза, гипохромная анемия. Отоларингологом диагностирован хронический аденоидит.

На фоне проводимой общеукрепляющей и симптоматической терапии у пациента продолжали сохраняться невысокие показатели иммунного статуса. Так,

25.02.2000 г. снижение индекса дифференцировки было до 0,35 (количество СБ4-лимфоцитов составило 8% — 0,351х109/л, CD8 — 23% — 1,01х109/л), уровень Ig А составил 1,86 мг/мл (в норме 0,36-1,65 мг/мл), Ig G — 14 мг/мл (в норме 3,5-11,8 мг/мл), IgM — 1,30 мг/мл (в норме 0,36-1,04 мг/мл); 21.03 снижение индекса дифференцировки — до 0,7 (количество CD4-лимфоцитов составило 16% — 0,691х109/л, CD8 — 23% — 0,994х109/л), уровень Ig А составил 2,54 мг/мл (в норме 0,36-1,65 мг/ мл), Ig G — 21,53 мг/мл (в норме 3,5-11,8 мг/мл); 20.04 снижение индекса дифференцировки — 0,35 (количество СВ4-лимфоцитов составило 11% — 0,535х109/л, CD8 — 31% — 1,508х109/л), уровень Ig Асоставил 1,73мг/мл(в норме 0,36-1,65 мг/мл), Ig G — 18,56 мг/мл (S норме 3,5 11,8 мг/мл), от 24.05 снижение индекса дифференцировки — 0,29 (количество СБ4-лимфоцитов составило 10% — 0,46х109/л, CD8 — 34% — 1,565х109/л), уровень Ig А составил 1,61 мг/мл (в норме 0,36-1,65 мг/мл), IgG — 13,20 мг/мл (в норме 3,5-11,8 мг/мл); 28.06.2000 г. снижение индекса дифференцировки — 0,39 (количество СВ4-лим- фоцитов составило 16% — 0,504х109/л, CD8 — 41% — 1,292х109/л), уровень Ig А составил 1,7 мг/мл (в норме 0,36-1,65 мг/мл), Ig G — 10,67 мг/мл (в норме 3,5 11,8 мг/мл).

В этот период ребенок часто переносил острые респираторные инфекции, двухсторонний (чаще — левосторонний) гнойный средний отит, однократно — острую левостороннюю пневмонию. В мае 2000 г. был диагностирован кандидоз гладкой кожи. К июню 2000 г. масса тела ребенка составила 7 870 г при длине тела 69,5 см.

В апреле 2000 г. в ходе теста на вирусную нагрузку тест-системой «Amplicor HIV-1 Monitor test* было установлено, что ВН составляет 412 553 копии РНК ВИЧ/мл плазмы крови.

Таким образом, учитывая стабильно низкие показатели иммунного статуса пациента, высокую вирусную нагрузку, клинические проявления заболевания, обусловленные иммунной недостаточностью, в июне решено было начать специфическую антиретровирусную терапию тремя препаратами (эпивир, ретровир, вирамун) в возрастной дозировке.

На фоне проводимой терапии было отмечено значительное улучшение показателей иммунного статуса. Так, 04.10.2000 г. снижение индекса дифференцировки повысилось до 0,82 (количество СБ4-лимфоцитов составило 28% — 1,616х109/л, CD8 — 34% — 1,962х109/л), уровень Ig А составил 1,82 мг/мл (в норме 0,36-1,65 мг/мл), Ig G — 12,33 мг/мл (в норме 3,5-11,8 мг/мл); 15.11.2000 г. снижение индекса дифференцировки — 0,67 (количество СБ4-лимфоцитов составило 29% — 1,000х109/л, CD8 — 43% — 1,483х109/л), уровень Ig А составил 1,33 мг/мл (в норме 0,36-1,65 мг/мл), IgG — 9,35 мг/мл (в норме 3,5 11,8 мг/мл).

Одновременно отмечалось улучшение клинического состояния. К концу декабря 2000 г. масса тела ребенка составила 9450 г при длине тела 75 см, улучшился психомоторный статус (ребенок улыбается, самостоятельно ходит, играет игрушками). За время проводимой терапии (6,5 мес) лишь два раза перенес острую респираторную инфекцию в легкой форме.

2. Ребенок А. Б. родился 22.02.99 г. в пос. Клязьма Московской области от первой беременности, преждевременных срочных родов на 34/35-й неделе беременности. О матери известно лишь, что она ведет асоциальный образ жизни, перенесла сифилис, во время беременности в женской консультации не наблюдалась.

При рождении масса тела пациента составила 1900 г, было диагностировано расщепление твердого и мягкого неба. В стационаре мальчик трижды перенес двустороннюю пневмонию, которая протекала очень тяжело, с развитием септического состояния. В результате проведенной интенсивной терапии состояние больного стабилизировалось.

По клиническим показаниям 26.01.2000 г. методом полимеразной цепной реакции была выявлена РНК ВИЧ (качественная реакция). В связи с полученными лабораторными данными пациент 11.02.2000 г. переведен в РКИБ.

Comments are closed.



Категории:


Дошкольное образование