Крепко целую тебя и твоих ребятишек

Июль 14, 2015 By: admin Category: Интересное.

Нино.

27 июня 1927 г.

Дорогая мама5,

…фотография Меи мне не нравится. Ты знаешь, я подумал о том, что серебряный скудо, который я послал, чтобы сделать ей чайную ложечку, ты сберегла и положила в копилку или на хранение. Мне так и кажется, что я вижу в лице этой девочки явные черты ханжи, которая одалживает деньги под сорок процентов. Мне кажется, что все вы вместе, ты, Грациэтта и Терезина, развратили Эдмею. Я никогда не забуду, как в первый же раз, когда Мея пошла со мной на прогулку и когда я у нее спросил, хочет ли она шоколадных конфет, она попросила меня дать ей взамен деньги, которые она положит на хранение. Как ты думаешь, хорошо ли так воспитывать детей? Я спрашиваю себя: может ли девушка, воспитанная таким образом, почувствовать отвращение к проституции, если вы ее учили, что деньги важны сами по себе, а не для какой-то определенной цели? Я бы хотел, чтобы у Меи была ложечка, а не скудо. Ты должна написать мне, выполнила ли ты мою просьбу…

Миланская тюрьма, 9 апреля 1928 г.

Дорогая Татьяна7,

…я подумал о том, что Ю августа Делио исполнится четыре года и что он уже достаточно большой, чтобы получить настоящий подарок. Синьора Пина обещала прислать мне каталог «конструктора». Надеюсь, что описание его различных образцов дается не только в соответствии с ценой (от 27 до 2000 лир), но и соответственно сложности «конструктора» и возрасту детей. Принцип «конструктора» безусловно, превосходен для современных ребят. Я выберу тот образец, который мне покажется наиболее подходящим, и потом напишу тебе об этом. До августа времени еще достаточно. Я не знаю, какие наклонности преобладают у Делио, если предположить, что он уже успел обнаружить таковые. У меня в детстве была ярко выраженная склонность к точным наукам и математике. Она пропала во время учебы в гимназии, так как у нас не было ни одного преподавателя, который стоил бы хоть немногим более ломаного гроша. Так, после первого же года обучения в лицее я больше не изучал математику, а выбрал греческий язык (тогда существовала система выбора). Все же на третьем курсе я неожиданно доказал, что у меня сохранились изрядные способности к точным наукам. Это произошло на третьем курсе лицея, когда для изучения физики понадобилось знание основ математики, которую ученики, выбравшие греческий язык, не обязаны были знать. Преподавателю физики, человеку с большим апломбом, страшно нравилось ставить нас в затруднительное положение: это его развлекало. На последнем зачете третьего триместра он задал мне несколько вопросов по физике, связанных с математикой, предупредив, что от моего ответа будет зависеть средняя годовая оценка и, следовательно, получение аттестата с экзаменами или без экзаменов. Ему было забавно наблюдать, как я стоял у доски, и он предоставил мне возможность корпеть возле нее сколько угодно. Так вот: я провозился целых полчаса, вымазался мелом с головы до ног и все искал решения — пробовал раз, другой, писал, стирал и наконец «придумал» решение, которое было оценено преподавателем как отличное, хотя оно и не существовало ни в одном учебнике.

Этот преподаватель …изводил меня своими шутками и насмешками на протяжении всех лет, которые я провел в школе: он называл меня огрекизировавшимся физиком.

Comments are closed.



Категории:


Дошкольное образование