Преимущества обучения в условиях селективной дифференциации

Июль 14, 2015 By: admin Category: Интересное.

Критикуя такие установки, К. Кэрриер (США) правомерно указывает, что «тесты, якобы определяющие уровень способностей, на практике являются измерителем социально-экономических преимуществ в такой же степени, как и предполагаемых способностей. Что касается треков, предположительно обеспечивающих индивидуальные потребности, то они как направления учебы призваны замкнуть ребенка в рамках той социально- экономической группы, к которой он принадлежит. Лишь очень незначительное число детей могло когда- либо перейти на другой трек» (70, р. 171). Другой американский педагог — Л. Лефковитц вынужден признать, что «гомогенная группировка учащихся в школах привела к возникновению кастовой системы. Учащихся с ограниченными академическими способностями подводят к сознанию того, что они являются неполноценными. И наоборот, у учащихся с высокими академическими достижениями развивается «эффект снобизма». Наиболее способные дети обычно изолируются от своих сверстников» (80, р. 294).

Попытки доказать преимущества обучения в условиях селективной дифференциации, в частности в «гомогенном. классе», выглядят особенно несостоятельными, если обратиться к опыту развития просвещения в странах социализма. В этой связи знаменательным представляется высказывание одного из наиболее авторитетных педагогов и деятелей образования США— Р. Хатчинза: «Опыт Советского Союза продолжается достаточно долго, чтобы мы могли недвусмысленно сказать о нем следующее: этот опыт не оставил камня на камне от представления о том, что лишь небольшое число школьников может усвоить сложные предметы. Сообщения нейтральных и даже враждебных наблюдателей оставляют мало сомнений в том, что обучение этим предметам в советской школе ведется весьма успешно» (65, р. 22).

На Западе порой выдвигаются требования отказаться от жесткой селективной дифференциации. «Учащиеся всегда на любом уровне образовательной лестницы должны иметь возможность изменять профиль образования», — пишут английские педагоги Дж. Нисбет и Н. Энтвисл (88, р. 56). Однако в теории и практике буржуазной школы господствуют принципиально иные установки. Концепция генетической заданности интеллекта остается краеугольным теоретическим обоснованием жесткой дифференциации, наличия пирамиды неравноценных уровней обучения в стенах общеобразовательной школы, в особенности в США, где тестирование интеллекта учащихся так или иначе носит характер неизбежной клинической процедуры (70, р. 167).

Биогенетические спекуляции таких поборников селективных программ обучения, как А. Дженсен (США), X. Айзенк (Англия), вызвали острую полемику вокруг проблемы дифференцированного обучения в Англии — стране, где постепенно реализуется переход от откровенно селективной, дуалистической школы к многопрофильной, или «всеохватывающей» ее модели в соответствии с американским прототипом. Консервативные политические и педагогические круги отстаивают необходимость регулирования образовательных возможностей в соответствии с диагностикой интеллекта и «качеством мыслительной деятельности». Выражая мнение этих кругов, автор книги «Кризис в образовании» Р. Бойсон безапелляционно утверждает: «Социальный статус в

открытом обществе не является статичным, но, как правило, соответствует интеллекту» (23, р. 98). Подобные утверждения убедительно разоблачает известный английский педагог-марксист Б. Саймон. Он указывает, что такие концепции «непосредственно направлены на нейтрализацию движения за всеохватывающую школу и за пересмотр практики деления на гомогенные потоки в начальных и средних школах» (110, р. 10). Как известно, А. Дженсен и его единомышленники развивают теорию типологии интеллекта, согласно которой люди различаются по двум «уровням мышления». Первый уровень характеризуется способностью решать сугубо конкретные задачи, механически усваивать информацию. Второй уровень — это ярко выраженная способность к концептуальному, абстрактному мышлению. В дидактическом плане это логически ведет к созданию неравноценных программ обучения. Б. Саймон вскрывает подлинный социальный смысл этой теории, аргументация которой сводится к тому, что «поскольку интеллект генетически детерминирован и поскольку глубоким интеллектом наделено лишь меньшинство, то педагогические усилия следует сконцентрировать именно на нем, сохраняя элитарную систему образования с ее селекцией» (110, р. 10).

Comments are closed.



Категории:


Дошкольное образование