Дидактический метод и приобретение интеллектуальной «квалификации» народными слоями

Июль 14, 2015 By: admin Category: Интересное.

… Выработка в государстве единого однородного коллективного сознания требует условий и инициативы. Распространение из единого центра однородного образа мышления и действия — основное условие, но оно не ДОЛЖНО и не может быть единственным. Весьма распространенной ошибкой является мысль о том, что каждый социальный слой вырабатывает свое собственное сознание и свою культуру одинаковым способом и одними и теми же методами, т. е. методами «профессиональных» интеллигентов. Интеллигент — это «профессионал», знающий, как работают его специализированные «машины»; у него своя производственная практика и своя система Тейлора. Наивно и обманчиво приписывать всем людям эту приобретенную, а не врожденную способность, точно так же как наивно было бы думать, что любой чернорабочий может стать железнодорожным машинистом. Наивно думать, что «четкая концепция», распространенная должным образом, войдет в сознание разных людей со столь же четкими «организующими» результатами: это ошибка «просветителей». Способность профессионального интеллигента умело сочетать индукцию и дедукцию, обобщать, не впадая в пустой формализм, переносить из одной сферы суждения в другую некоторые критерии дифференциации, приспосабливая их к новым условиям и т. д., является «специальностью», «квалификацией», а не элементом простонародного житейского смысла. И следовательно, недостаточно будет одной предпосылки «органического распространения из единого центра однородных образов мышления и действия». Один и тот же световой луч, проходя через различные призмы, дает различное преломление света: если мы хотим получить одно и то же преломление, требуется целая серия коррекций отдельных призм.

Терпеливое и систематическое «повторение» — вот основной методический принцип: но не механическое, не навязчивое грубое повторение, а приспособление любой концепции к различным особенностям и культурным традициям, постоянно выявляя при этом все ее традиционно сложившиеся положительные и отрицательные аспекты, постоянно систематизируя частные аспекты целого. Находить реальную идентичность под кажущимся различием и противоречием и существенное различие под кажущейся идентичностью — вот наиболее деликатный, непонятный и все же существенный дар критика, а также историка, занимающегося изучением вопроса исторического развития. Просветительско-воспитательная работа, проводимая неким единым культурным центром, выработка критического сознания, осуществляемая и поддерживаемая этим центром на определенной исторической основе, содержащей конкретные предпосылки для разработки, не может ограничиваться простым теоретическим изложением «четких» методических принципов; это была бы чистейшая деятельность «философов» XVIII в. Работа, которую нужно проводить, сложна, она должна быть разграничена и распределена по степени трудности: в ней должны сочетаться дедукция и индукция, формальная логика и диалектика, идентификация и различение, показ положительного и разрушение старого. Но не абстрактно, а конкретно, на реальной основе действенного опыта. А как узнать, каковы самые распространенные и укоренившиеся ошибки? Очевидно, что невозможна «статистика» образов мышления и отдельных индивидуальных мнений со всеми вытекающими отсюда сочетаниями, по группам и подгруппам, «статистика», которая дала бы органическую и систематическую картину действительного культурного положения и всех возможных видов реального проявления «здравого смысла»; не остается ничего иного, кроме систематического пересмотра самой распространенной и самой приемлемой для народа литературы, пересмотра, сочетаемого с изучением и критикой идеологических течений прошлого, каждое из которых, возможно, оставило свой след, по-разному сочетаясь с предшествующими и последующими течениями.

В число изложенных замечаний входит и более общий критерий: изменения в образах мышления, в верованиях, во мнениях происходят не в силу быстрых, одновременных и обобщенных «взрывов», а, напротив, почти всегда в силу «последовательных сочетаний», согласно самым разнородным «формулам», неконтролируемым «властью». Иллюзия «взрыва» возникает из-за отсутствия критического духа, подобно тому как мы не перешли в способе тяги сразу от дилижанса с живой тягой к современным электрическим экспрессам, а прошли через целую серию промежуточных комбинаций, которые частично еще существуют (как животная тяга по рельсам и т. д. и т. п.), и как случается, что устаревшее в Соединенных Штатах железнодорожное оборудование еще многие годы используется в Китае и являет собою там технический прогресс, вот так же и в области культуры различные идеологические слои сочетаются по-разному; и то, что в городе оказывается железным ломом, все еще остается орудием в провинции. Больше того, в сфере культуры «взрывы» случаются гораздо реже и с меньшей силой, чем в области техники, где нововведение по крайней мере в самом широком масштабе внедряется относительно быстро и одновременно. «Взрывы» политических страстей, накопившиеся в период технических преобразований, которым не соответствуют новые формы адекватной юридической организации, являющейся определенной ступенью непосредственного прямого или косвенного принуждения, мы путаем с культурными преобразованиями, которые происходят медленно и постепенно, потому что если страсть импульсивна, то культура является результатом сложной деятельности. (Указание на тот факт, что иногда то, что в городе стало железным ломом, в провинции является еще орудием, и может приносить пользу.)

Comments are closed.



Категории:


Дошкольное образование