Мой личный Хогвартс

Июль 14, 2015 By: admin Category: Интересное.

В отличие от Гарри Поттера я дорогу туда обнаружила совершенно случайно: на кухне во время ожесточенных споров с млад-

шим сыном из-за чашки молока… Пропуская мимо ушей все мои разглагольствования о пользе молочных продуктов, упрямо сжав губы, он мотал головой, являя собой живое воплощение картины «Враг не пройдет!». Врагом, как вы понимаете, был глоток молока. Вот в этот драматический момент меня и осенила идея, в волшебном происхождении которой я не сомневаюсь до сих пор. Таинственно понизив голос, я предложила упрямцу: «А давай, я расскажу тебе сказку про… молоко». От неожиданности сын раскрыл рот, и это было моей первой маленькой победой. Враг был уничтожен путем выпивания.

Чуть погодя я решила испытать могущество сказочного убеждения вновь. Устав краснеть от стыда за некорректное поведение сына в обществе (ему ничего не стоило скорчить самую неуместную рожу в гостях за столом или без конца высовывать язык, проверяя степень терпения водителя джипа, на беду стоящего рядом с нами в пробке), я придумала сказку про зеркало, которое очень любило дразниться. Не скажу, что эффект был молниеносным, признаю лишь, что он был. Конечно, артистичный сынуля время от времени продолжал передразнивать окружающих, но уже без былого энтузиазма, а потом и вообще забыл про эту дурацкую привычку. Это заставило меня окончательно уверовать в то, что мне повезло-таки найти свою «волшебную палочку», чудесным способом, без шлепков и нотаций превращающую мою четырехлетнюю катастрофу во вполне приемлемого ребенка. Правда, теперь, усаживая сына за еду или укладывая в кровать, я все чаще слышала: «Мам, расскажи сказку про борщ!» или «А как там про девочку, которая не хотела ложиться спать?» Но согласитесь, это гораздо приятнее, чем нытье или откровенный рев.

Постепенно в моем волшебном арсенале появились сказки практически на все случаи жизни, и я стала ощущать себя ну если и не настоящей волшебницей,

В просторном холодильнике в недавно открытом пакете жило-было молоко. Жило оно не сказать чтобы хорошо. А скорее даже плохо. Молоко грустило и завидовало всем остальным продуктам. Вот, например, яблоки — румяные, сладкие! Огурцы — зеленые, колбаса — розовая и соленая. А ты стой себе в пакете, скромненькое такое, белое и вкус какой-то непонятный… Да еще слушай каждое утро причитания малыша за столом: «Не хочу молоко! Оно невкусное!»

Да, жизнь у молока была несладкая. Не то что у варенья. Вот ЕГО малыш готов был есть с утра до вечера. «Не кисни! Все наладится!» — утешали молоко другие продукты. Но как тут сохранить бодрое настроение? Молоко совсем пало духом и скисло окончательно!

«Что же мне с тобой делать?» — покачала головой хозяйка. «Сейчас выльет», — подумало молоко. Но не тут-то было! Его вдруг переселили в кастрюльку и поставили рядом с плитой. «Ах, теперь про меня точно забыли!» — совсем загустело от обиды молоко. Но вдруг чьи-то ловкие руки подхватили кастрюлю и поставили на огонь. «Пора убегать», — запаниковало молоко. Увы! Вязкое и неповоротливое, оно лишь бродило по кругу. «Мне конец! Сгорю!» — подумало молоко и в который раз ошиблось. Его приключения только начинались… На этот раз его посадили в марлевый мешок, да еще подвесили на крючок! «Мучители!» — думало молоко. Вы когда-нибудь пробовали провести целый день в мешке? К вечеру характер у молока испортился окончательно, зато кругозор расширился. «Мне сверху все видно!» — ликовало оно, разглядывая кухню сквозь дырочки в марле. Правда, не успело молоко загордиться, как его переложили в тарелку и поставили в холодильник.

Надо сказать, что старые соседи молоко не узнали. Еще бы, оно ведь так изменилось! «Теперь я самый вкусный продукт, вон сколько надо мной хозяйка хлопотала», — хвасталось оно. Вот только малыш за завтраком опять капризничал: «Не хочу творог, он невкусный!» Молоко опять загрустило. Столько испытаний — и все напрасно. Но раскиснуть творогу вновь не дали. «Добавим яйца, сахар, муку», — приговаривала хозяйка. А в та- релку к творогу сначала упало что-то желтое: «Караул! На меня солнце свалилось!» Потом посыпалось нечто белое: «Спасите! Снежная буря!» Творог почувствовал, как его бесцеремонно мнут и тискают, потом лепят, катают и, наконец, — шлеп! — бросают на сковородку.

«Ох, жарковато!» — запыхтел творог, но грустить и не подумал. Может, от жара плиты его характер закалился, а привычка ныть улетучилась вместе с паром — пых!

Через полчаса на тарелке лежали румяные аппетитные сырники. Они хихикали и подталкивали друг друга в золотистые бока. Но никто этого не заметил, потому что малыш захлопал в ладоши и закричал: «Ура! Обожаю сырники!» И конечно, полил их вареньем.

то по крайней мере человеком, способным время от времени творить чудеса. Так в один голос заявляли мои домашние, наслаждавшиеся непривычным покоем и отсутствием ежедневных споров и препирательств по любому поводу, инициатором которых был наш младшенький.

Время шло, сын незаметно подрастал, понемногу забылись капризы младшего дошкольного. Его любовь к сказкам постепенно сменилась устойчивой привязанностью к чтению самых раз- ^нообразных историй (и в этом я тоже усматриваю отголоски чуда, ведь подросшие дети большинства моих знакомых откровенно предпочитают книгам компьютерные игры и телевизор).

Я же — со смешанным чувством облегчения — хотела уже забросить свою сказочную практику, но как-то в гостях услышала сетования одной мамочки: «Не знаю, что делать.

Невозможно дочку за стол усадить — крутится, вертится как юла.

Последний раз бабушка кормила ее на лестничной клетке!» «Попробуйте рассказать ей сказку», — предложила я, обрадовавшись, что моя «волшебная палочка» может еще пригодиться Все-таки приятно опять почувствовать себя феей!

Comments are closed.



Категории:


Дошкольное образование