Мать перепугалась не на шутку

Июль 14, 2015 By: admin Category: Интересное.

Целый день Миша не разговаривал с матерью, отказался от обеда, а затем и от ужина. Мать не знала, что делать. Грустный, задумчивый вид мальчика, объявленная им «голодовка» обеспокоили ее, и она первая пошла на примирение. «Ну, хватит сердиться, ведь я погорячилась. Ну, скажи, ведь ты сам довел меня?»,— виноватым тоном говорила она сыну. Миша молчал. Поняв, что мать ищет примирения, он заставил ее глубже раскаяться в своем поведении. «Ну, не сердись, ну, я виновата, я не буду больше… Давай помиримся, пойдем кушать»,— уговаривала мать сына. Сын пошел. Когда он ужинал, мать не спускала с него радостных глаз. Конечно, Миша хорошо понимал, чему она радуется.

Такое поведение матери дало Мише основание совершать безнаказанно любые поступки. В школе он вел себя 34

безобразно’; привыкнув не считаться с родителями, он не хотел подчиняться и учителям. Мать, которую часто вызывали в школу, внушала учителям, что Миша нуждается в индивидуальном подходе, на пего можно действовать только лаской.

Когда сведения о безобразном поведении сына начали доходить до отца, он стал с ним сурово расправляться. «Что все это значит? Когда прекратятся жалобы твоих учителей?» — кричал он на Мишу. Миша вначале пытался оправдываться, но отец не желал его слушать, а главное — понять причины дурного поведения сына. «Молчи, я тебе покажу!» — кричал отец. Угрозы, грубость и бестактность отца только озлобляли мальчика и отдаляли его от родителей. Страх перед грозны^ отцом толкнул Мишу на ложь: он стал избегать разговоров с родителями о своих школьных делах, все чаще и чаще начал скрывать плохие отметки.

— Мишка, покажи свой табель,— говорил отец.

— Табель..? — растерянно переспрашивал мальчик.

— Ну, да, табель,— повторял отец.

— Он у классного руководителя, взяла подписывать, да не вернула,— солгал Миша один раз.

— Миша, почему у тебя мало отметок? — спрашивал отец.

— Меня еще не спрашивали,— солгал мальчик в другой раз.

В школе на требование учителя — подать табель, Миша ответил:

— Я забыл его дома.

Чем хуже становились дела Миши в школе, тем больше он лгал. Время от времени отец узнавал о действительном положении дел сына и негодованию его не было предела. Единственным орудием воспитания он избрал ремень. Сердце матери не выдерживало воспитательных мер отца, и она вставала на защиту сына.

— Не смей бить ребенка,— со слезами в голосе кричала она.

— Ну, тогда не жалуйся и воспитывай его сама,— говорил отец и уходил в другую комнату.

Любимый и единственный сын стал предметом частых ссор между мужем и женой. Понимая создавшуюся ситуацию и боясь ремня, Миша как-то заявил матери:

— Если меня папа будет бить, я убегу из дома.

Мать перепугалась не на шутку, она стала избегать разговора о Мише с его отцом, прекратила жалобы на сына, стала скрывать его двойки. Сам Миша старался не попадаться отцу на глаза. Так постепенно отец был устранен от воспитания сына. Взяв всю тяжесть воспитания сына на себя, мать не задумывалась над методами. Она попрежнему действовала уговорами и упрашиванием:

— Ну, скажи, чего тебе не хватает? Что тебе мешает? Исправь двойки, и мы с папой купим тебе все, что ты захочешь.

Иногда Миша давал ей обещание, но сдержать ,его не мог. И снова начинались упрашивания и мольбы; отчаявшись и потеряв надежду на исправление сына, мать каждыц разговор с ним заканчивала слезами. Так постепенно Миша привык к слезам матери, считая, что все это в порядке вещей. «Система» воспитания, избранная матерью, и послужила в конечном счете причиной ее «отказа» от своего ребенка.

Comments are closed.



Категории:


Дошкольное образование