«Незаконная» любовь

Май 10, 2015 By: admin Category: Интересное.

Не доставляет Дмитриеву, или, скажем, Зилову из «Утиной охоты» А. Вампилова, или Монахову из «Улетающего Монахова» А. Битова радости узнавания другого человека, она развивается по тем же сценариям, что и любовь к мужьям/ женам до брака, не открывает героям ничего нового и в себе, создавая лишь бытовые неудобства. Способные в молодости на страсть, к тридцати—сорока годам герои выдыхаются, их неготовность длить старые и заводить новые любовные отношения становится показателем «недочувствия», духовного «сползания», внутреннего равнодушия к жизни.

Напротив, в «деревенской» прозе безупречно положительные героини сохраняют на всю жизнь память о далекой неузаконенной добрачной любви, обычно вполне платонической. Понятие семьи для абрамовских или солженицынских «старух» священно, они безоговорочно подчиняются самому жесткому патриархальному ее порядку, сохраняют безупречную верность своим мужьям, но незабытые молодые чувства указывают на полноту и силу их натуры.

В русской литературе тема любовных треугольников при всей ее трансформации, связанной, в первую очередь, с исторической конкретикой, остается довольно устойчивой. Прослеживаются два главенствующих типа любовных треугольников: «высокий» и «низкий», «небесный» и «земной». Взаимоотношения членов семьи и третьего, которых можно условно обозначить как

Он — Она — Другой, чаще всего воплощаются в «высоком» варианте в отношениях духовной верности, но верность сохраняется именно Другому, т.е. не мужу. Таким Другим могут быть Дубровский, Онегин, Печорин, Вронский, Гуров, Мелехов, Аксинья, Живаго, Лара, Мастер и т.д. Законный брак мог быть совершен по причинам экономическим, политическим, бытовым — это неважно, важно, что человек оказался не в состоянии в браке пройти «все натуральные фазы полной любви», которые, по мысли И. Сеченова, могут быть пережиты лишь единожды: «Повторные страсти — признак неудовлетворенности предшествовавшими».

Цельная человеческая натура требует полноты осуществления, что и приводит героев к ощущению недостаточности куцых семейных отношений, «третий» не просто дополняет их, но качественно меняет жизнь, впрочем, отнюдь не облегчая ее. В готовности принимать трудности, связанные с существованием Другого, жертвовать покоем во имя полноты проявления личности и состоит привлекательная для авторов способность героев к самоосуществ- лению, выполнению своего предназначения. Интересно, что все попытки перенести модели «высоких» отношений в жизнь неизменно завершались их распадом или даже травестированием.

Comments are closed.



Категории:


Дошкольное образование