Что делать?

Май 10, 2015 By: admin Category: Интересное.

В « Что делать?» воплотилась и довольно актуальная для литературы того времени мысль: о безболезненном разрешении любовных конфликтов, об идеальном для личности и общества браке единомышленников, которым будет менее страшна встреча с новой любовью, чем тем, кого, кроме брака, не объединяет ничего. Рядом с Чернышевским здесь оказывались писатели не только близких ему демократических взглядов, но и совсем противоположных — И. Гончаров, И. Тургенев, А. Писемский. Потенциальный треугольник в романе «Обломов»: Илья Ильич — Ольга Ильинская — Андрей Штольц — успешно для всех его сторон достраивается до новой фигуры, благодаря введению новой стороны — Агафьи Матвеевны Пшеницыной и благодаря двум бракам, которые, в общем, нельзя не признать благополучными. Геометрическая близость к роману Чернышевского здесь прямо бросается в глаза. В « Обрыве» Гончарова треугольники возникают на пути главного героя просто как грибы после дождя, но на то он и художник, «артист» и воплотитель типа Дон Жуана, чтобы быть в эпицентре любовной лихорадки и женской прелести. Ни один треугольник не получает трагической развязки, напротив, развитие одного из них вокруг Веры в конечном итоге спасает девушку, а самого Райского его личное участие в конфликте делает настоящим творцом и автором романа длиною и ценою в жизнь.

Обильны интересующими нас фигурами романы и повести Тургенева, и немудрено: сам писатель долгие годы находился в положении вечного «третьего», участвуя в семейной жизни Полины Виардо. От трагического разрушения судьбы и жизни до мук раскаяния и возврата к ухудшенному варианту первоначального status quo — таковы линии развития отношений сторон, задействованных в треугольниках в творчестве Тургенева.

Пожалуй, наиболее значимыми являются здесь две модели. В первой — пространственная экспликация отношений троих содержит генезис чувства героя, совпадающий с его личностным ростом или с деградацией: переход Федора Лаврецкого «от язычества к христианству» ; обратное развитие чувства Дмитрия Санина в «Вешних водах», интерпретируемое как затмение, почти гипноз; аналогичный процесс в душе Литвинова в романе «Дым», правда, имеющий оптимистическую концовку; наконец, натуральный гипноз прекрасной Валерии соперником ее мужа в «Песни торжествующей любви». Власть любви для Тургенева сродни власти стихии бессознательного, самой Природы, пределы и границы которой теряются за дверью в Неведомое.

Comments are closed.



Категории:


Дошкольное образование