Народная пословица о семье

Май 10, 2015 By: admin Category: Интересное.

Так кровное, дымящееся и неостывшее вытеснялось из стихотворений, и вместо кровоточащего и болезненного в них появлялась умиротворенная широта, подымавшая частный случай до общности всем знакомого.

Проблема отношений троих, судьбой или жизнью связанных в нерасторжимый без боли и страданий любовный «треугольник», — вечная тема в мировой литературе — впрочем, как и в жизни. Мы ставим перед собой задачу рассмотреть, как русская литература на разных этапах нового времени изображала ситуации, в которых размыкается нормативный для европейской культуры двучленный супружеский союз и один из членов этого союза вступает в отношения с кем-либо со стороны — с так называемым «третьим»1.

Впервые тема супружеской измены в отечественной литературе выходит на первый план в «Повести о Савве Грудцыне», считающейся предтечей русского романа. В «гривуазных» повестях Г. Чулкова и других середины XVIII века изображение «прелестей» и «фантазий» частной жизни становится центральным, авторы ставят перед собой задачу «потешить» читателя, рассказывая ему о легкомыслии прелестниц, как поварих, так и щеголих, и ловкости плутов, не вникая глубоко в причины их поведения. Параллельно в классицистической драме предстает традиционная для этого литературного направления борьба между чувством и долгом, выведенная в том числе и через любовные взаимоотношения персонажей.

Эти ставшие хрестоматийными слова героини пушкинского романа в стихах задают своего рода модель не столько даже супружеских отношений, сколько возможных — и принципиально невозможных для Татьяны Лариной — отношений адюльтера, в который неминуемо выливается уступка людей, скованных браком, пусть даже самой возвышенной любви. Татьяна предпочла прервать развитие чувства, дабы не дать ему стать «мелким» — и не стать его «рабом». Ее поступок, как впоследствии отметил Ф. М. Достоевский в «Речи о Пушкине», нес в себе черты сугубо русские, национальные; видимо, это и позволило Ю. М. Лотману сопоставить поведение литературной героини и реальных жен декабристов, отправившихся вслед за мужьями в Сибирь, характеризуя его как «подвиг Верности» Татьяны. Но сама «канонизация» поступка Татьяны Лариной была обусловлена тем контекстом, из которого вырастал роман Пушкина и в котором он до сих пор еще воспринимается сведущими читателями. В пушкинскую эпоху, пишет В. А. Кошелев, был героизирован и в какой-то степени мифологизирован образ княгини Натальи Борисовны Шереметьевой-Долгоруковой, — а самой существенной стороной этого образа была как раз идея о вечной верности «другому».

Comments are closed.



Категории:


Дошкольное образование