Глубокий кризис мужественности

Февраль 28, 2015 By: admin Category: Интересное.

Некоторые американские историки датируют его возникновение восьмидесятыми, другие — девяностыми годами прошлого столетия. Однако все они отмечают явно проявившийся в эту эпоху страх перед „европе- изацией“ Америки, что ассоциировалось с феминизацией культуры, а, следовательно, и американского мужчины. Американец же в XIX веке частенько хвастался тем, что ему удалось избежать влияния мягкотелой европейской цивилизации. Вплоть до начала нынешнего века у американской мужественности было немало поводов заявить о себе. Географическая экспансия (завоевание Запада, „усмирение11 индейцев и рост городов) вкупе с бурным экономическим ростом и развитием промышленной базы — вот фундамент оптимизма мужчин в том, что касалось перспектив своего общественного роста. До гражданской войны (1861—1865) 8896 мужчин были фермерами, вольными ремесленниками либо торговцами. К 1910 году уже менее трети американцев относились к этой категории. Индустриализация быстро наложила на мужчин свои оковы, заставив их заниматься механической монотонной работой, зачастую заключавшейся в одной-единственной операции на конвейере. Труженики полностью утратили контроль за организацией труда и его результатами.

Как и в Европе, эти экономические перемены сопровождались переломом в семейной жизни и переоценкой ценностей, вызвавшей у мужчин крайнюю обеспокоенность. Им приходилось искать работу все дальше и дальше от домашнего очага, забросить заботы о воспитании детей, полностью переложив их на плечи жены. Отцовство превратилось в некую „воскресную обязанность». Новая мужественность отождествлялась с успехом, мерилом которого стали деньги. Кризис мужественности из подспудного стал явным, когда американки по примеру своих европейских сестер перестали довольствоваться положением матери и домохозяйки и стали претендовать и на другие роли. Они заявляют о своей усталости, причем громче и решительнее, чем в Европе, и восстают против угнетающих их условностей. Чувство неудовлетворенности, переходящее в депрессию, заставляет их перейти в наступление. Они создают женские клубы, посылают дочерей на учебу в колледж, находят себе работу вне дома. Американка, считающая себя независимой, требует права оставаться незамужней или выходить замуж в соответствии с собственными чувствами и по своему усмотрению. Если она выходит замуж, то детей рожает теперь меньше и вовсе не намерена окончательно распроститься со свободой, подчинившись мужу. Она требует права на развод, более широкого участия в жизни общества и, конечно, права голоса.

Как и в Европе, американские мужчины приняли в штыки этот новый женский идеал. Они обвинили Новую Еву в эгоизме, в намеренном уродовании собственного пола, в том, что она забыла о доме и поставила под угрозу существование семьи. Этих женщин стали обзывать „третьим полом11 или „мужеподобными лесбиянками». Рост числа разводов: 7000 в 1860 г., 56000 в 1890 г. и 100000 в 1914 г. и снижение рождаемости дали обильную пищу журналистам, появляются тысячи статей об упадке института семьи. В 1903 году Теодор Рузвельт заявляет, что американская нация находится на грани самоубийства. Даже демократы, поддерживающие женщин в их требовании права голоса, считают, что феминистки зашли слишком далеко. Чем громче звучат требования женщин, тем очевиднее проявляется уязвимость мужчин, все неопределеннее их роль, все заметнее их панический страх перед усиливающейся феминизацией. Средний американец начала века уже просто не знает, как ему стать мужчиной, достойным этого звания.

Comments are closed.



Категории:


Дошкольное образование