Варианты сексуальной самоидентификации

Февраль 28, 2015 By: admin Category: Интересное.

Здесь можно выделить два варианта материнской самоидентификации. Первый вариант, «идеальное материнство», выстраивается на переживании женщиной этого состояния как одного из самых радостных событий ее жизни. Начиная с торжественного момента узнавания о своей беременности и отсутствия каких-либо колебаний относительно решения родить этого ребенка, женщина испытывает положительные ощущения и эмоции как на протяжении всего периода беременности, так и после родов. Женщина погружена в «материнский» язык и щедро одаривает им своего ребенка. Область семиотического оказывается общей коммуникативной и познавательной областью, где нет четкой границы между воспитывающей матерью и вос-питуемым ребенком. Примером подобной близости может служить материнско-дочерняя связь, на которой акцентирует внимание Л. Иригарэ, утверждающая, что дочь не имеет перед собой материнского образа как основы для своей идентификации. Происходит это в силу того, что избыточность отдавания материнской любви/еды ребенку делает невозможным дистанцирование между ними: девочка не может отойти на расстояние от матери, чтобы увидеть ее; она может ее только чувствовать и ощущать. Особенностью реконструируемых Иригарэ материнско-дочерних отношений является язык, который мать также передает своей дочери. Язык создает пространство, в котором возможна анимация женского желания, где женщина начинает говорить и где «я»/«ты» матери/дочери становится неразличимым. Здесь нет места подчинению и сведению вместе в силу некой одинаковости. Каждая остается другой и признается как другая. В этом случае идентичности переплетаются без потери одной из них. Делая вывод по однозначно положительному развитию материнской самоидентификации, необходимо отметить, что не только материнство, но и сам ребенок становятся неотъемлемыми элементами этого самоидентификационного варианта женщины.

Второй вариант материнской самоидентификации при желанной беременности находится в «зоне риска», то есть женщина сочетает черты как «формального материнства», так и «идеального». Согласно исследованиям С. Ю. Мещеряковой60 это самая многочисленная группа матерей — 52% (для сравнения: «формальное материнство» — 27%, «идеальное материнство» — 21%). Неоднозначность и неровность поведения этих матерей, иногда использующих приемы формально необходимого общения с ребенком, а иногда воплощающих «идеал материнства», создают гетерогенное пространство, в котором возможно все: усиление материнской самоидентификации вплоть до непререкаемости своего авторитета на протяжении всей жизни ребенка или отход и последующий отказ каким-либо образом контактировать с ним. В этой самоидентификационной гетерогенности реализуются самые разные варианты взаимодействия пола-функции и гендера: от формального соблюдения социальных норм материнства до полной идентификации с полом-функцией, понимаемого только в качестве репродуктивных способностей.

Не менее важным, чем телесность и материнство, элементом самоидентификации зрелой женщины является сексуальность. Она представляет собой самостоятельную область женского самосознания и самоопределения. Сексуальная либерализация конца XX века, по мнению российского социолога И. С. Кона, является общемировой тенденцией. Либеральный дискурс, стремящийся, с одной стороны, «освободить» и признать самодостаточность женской сексуальности, с другой стороны, выводит гендерно-нечувствительную норму сексуального удовлетворения — телесное наслаждение. Сексуальное желание женщины, направленное на мужчину, может и должно быть удовлетворено. Поэтому она имеет право потребовать от мужчины удовлетворения собственного желания. Но самоценным считается только то

желание, в процессе удовлетворения которого женщина испытала телесное наслаждение (оргазм). Именно оргазм определяет нормальное функционирование женской сексуальности.

Comments are closed.



Категории:


Дошкольное образование