Персонификацией отвращения

Февраль 28, 2015 By: admin Category: Интересное.

Персонификацией отвращения является женщина, всякая женщина. Как «пробел, двусмысленность, разнородность» она расщеплена, одновременно существуя в качестве вожделеющего, то есть говорящего, и воспроизводящего существа. В этой расщепленности кроется загадка женственности, которой соблазняется всякий мужчина даже под страхом быть поглощенным ею, то есть под страхом лишиться самотождественности. Материнское у Кристе-вой, являясь реальной поддержкой женского, — «это не только сфера отчужденных, частичных и разрушающихся идентичностей, но также и способ их разрушения. Мать как abject наделяется двойственной коннотацией исключенно-сти не только в смысле ненормативности (уникальности) дискурсивной природы, но и реального выключения из социального (символического) порядка. И в этом случае abject Кристевой предстает в качестве понятия, обозначающего жертву. Жертва матери (от архаических жертвоприношений богам до современного жертвования женщиной своими ресурсами, временем, жизнью, самой собой), приносимая ею ради «очищения» собственного ребенка от нее же самой, экстраполируется на женскую самоидентификацию в целом.

Профессиональная деятельность. Женщина постиндустриального общества четко осознает значимость для себя работы вне дома. Профессиональная работа, переставшая быть принудительной и ориентированная в большей степени не на общественную полезность, а на индивидуальные потребности, раскрывает перед женщиной обширную область для самоутверждения, самореализации и самоидентификации. Таким образом, в систему женской самоидентификации прочно входит профессиональная идентичность.

В работе Ж. Липовецкого «Третья женщина. Незыблемость и потрясение основ женственности» рассматривается становление профессиональной идентичности женщины на протяжении XX века. Основное внимание Липовец-кий уделяет произошедшим трансформациям смысла женского труда в социальной сфере. Если в начале и середине XX века женский труд оценивался (и обществом, и самими женщинами) как нечто второстепенное, как средство, необходимое для пропитания семьи, то с семидесятых годов «такое отношение к женскому труду перестало быть господствующим в современных демократических обществах»70. Следовательно, профессиональный труд женщины на рубеже веков может претендовать на то, чтобы стать ядром ее самоидентификации. «Женский труд выглядит теперь не как крайнее средство, а как личная и важная для идентичности потребность, как условие для самореализации в этой жизни, как способ самоутверждения»71.

Comments are closed.



Категории:


Дошкольное образование